Владимир Климентьев (wklim) (wklim) wrote,
Владимир Климентьев (wklim)
wklim

Category:

Истина экзегезы

Большое место в лекциях заняло рассмотрение сути "экзегезы". Евгений Семенович показывает противоречие между, что хочется и что получается.

Хочется истолкователям ТОЛЬКО истолковывать и НИЧЕГО не привносить своего в исходный текст. Хочется выступить абсолютно прозрачной средой к уже данному и в полноте истины существующему содержанию. Но по факту мы имеем, что один и тот же текст порождает истолкования не просто разные, а даже и противоречащие. Из одного является многое. Из одного и того же источника порождается как правильное, так и неправильное. Толкователи не со всем согласны в своих истолкованиях с коллегами, хотя черпают мысли из одинаковых источников.

Экзегеза начинает с предпосылки, что истолковываемое можно непосредственно и неизменно выразить в истолковании. Но получается, что нет. Получается, что не получается.

Где проблема? Кажется, что не в предмете, ибо он по убеждению истинен, а значит, остается предположить, что в способе. Это способ не чист, и поэтому не получается одинакового истолкования по содержанию.

Даже, если это и так (не рассматриваем по сути это пока), если в этом причина разнообразия толкований, то возникает проблема: значит разный способ дает разный результат по содержанию при познании одного и того же предмета. И, возможно, надо искать истинный способ, чтобы раскрыть истинное содержание предмета. А что это такое?

А если это соображение приложить к обычной жизни, то каждый момент жизни можно идентифицировать абсолютно по-разному — в зависимости от того как мы смотрим, каким способом. Все что мы считаем важным и значимым — таковым является именно в нашем текущем поле идентификации.

Осознаем ли мы, каким способом относимся к миру, к себе? Занимаемся ли этим сознательно? Развиваем ли способы?

Особенно в контексте любви как способа отношения к человеку. Особенно слова Линькова во втором интервью: любовь - это способ утверждения истинного бытия, кто участвует в акте любви.

Вспомнили художественные произведения:
— Ричард Бах "Чайка по имени Джонатан Ливингстон": «Надо увидеть в каждой чайке Великую чайку». То есть преодолеть свое негативное отношение к единичным индивидам, во всем их несовершенстве, суметь разглядеть за ними единый, великий образ.
— Достоевский "Братья Карамазовы". Как принять несовершенного единичного человека, даже если он отвратителен в своем преступлении? Принять на себя вину и пострадать за другого.
— Павел Лунгин фильм "Остров". Человек со своими частными интересами и задачами приходит за советом к старцу, а получает указание пренебречь этими интересами, чтобы исполнить нравственный долг, ему кажется что это разрушит его жизнь. Естественно, это вызывает отрицание.

Если в человеке конфликт между его индивидуальными интересами и Всеобщим, то этот конфликт может привести к отказу от Всеобщего. Поэтому, говоря от имени Всеобщего, надо знать меру, это как «точно попасть ключом в замочную скважину».

Вопрос: каким образом проявлять участие в истинном бытии другого, того кого любишь? Это вообще не проблема. Не надо никуда лезть, пока сам еще не дошел? А если встречаешь не-истину, то как быть: требовать или приглашать, или отступить?

Свобода важна. Без нее личности никуда.

Но свободны ли люди? Например, как в песни кота Базилио и лисы Алисы: «жадному покажи грош, глупому наври, тщеславному подпой». Люди — рабы своих страстей, поэтому ими легко управлять, дергая поводья.

Проблемой является не только нарушение свободы, но различие свободы от произвола. Страсти - случайны. И человек движимый страстями - случаен, т.к. по необходимости связан ими.

И как быть со свободой того, кто не свободен, а произволен? Ведь если он вредит себе или другим, то бездействие в такой ситуации — тоже ответственность другого свободного существа? Вопросы. Вопросы.

Если ли же нет отношения "с точки зрения вечности", то отношения сводятся к выгоде — тоже, кстати, способу идентификации ситуации.

Возвращаясь к началу, к проблеме экзегезы: ясно, что истолкование - это изменение содержания предмета. Истолкование - это духовная деятельность, а потому содержание не остается тем же самым! Оно меняется.

Но является ли измененное содержание предмета истолкования в результате опосредования мышлением истолкователя испорченным? Почему мы бежим от этого? Нет, не является. Потому и возможно истинное изменение исходного содержания предмета, потому что сам предмет текуч, изменчив и по содержанию внутренне противоречив.

Конечно, не всякое истолкование есть выражение внутренней противоречивости содержания предмета. Тут-то и важен истинный способ вместо фантазий. Важная истинная форма для выражения противоречивого содержания.

А мы, пытаясь удержать предмет для себя в непосредственности его содержания, все время мыслим его абстрактно, мыслим абстрактное содержание. И получается всё время такая вот "экзегеза". Возникает превратное, абстрактное мнение о предмете, а не понятие предмета. Возникает с необходимостью множество мнений, а не единство Понятия.

Практический вывод: истинное содержание предмета не испытывает, не претерпевает разрушительного воздействия от истолкования при опосредующей истинной формы мышления.
Tags: экзегеза
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments